Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

Продолжение. Начало см. часть 1 , -2-3-4

b_087 Пегие кони

 
Богатый был мужик, много у него коней было, но богатый сытым не бывает. Ещё коней охота прикупить. Поехал мужик как-то на базар и увидел там лошадей. Ох уж кони так кони: сытые, ухоженные, шкура на солнце переливается. Кони-то пегие: то светло пятно, то темно пятно. Их Пеганками и звали. Мужик денег не пожалел и купил сразу трёх лошадей. Вся деревня ходила на них любоваться. И вдруг хозяин стал замечать, что кони нужнеют1 и нужнеют, а утром — будто возы на них возили стопудовые, в мыле все.


Уж ладно бы не ухаживал он за ними: и кормлены, и поены, и чистенькие, в работу их никто не запрягал. Так, для форса стояли. Знаткой старик, сосед, посоветовал мужику: «Принеси в конюшню борону, подстели на неё соломку да и ложись на живот. Ровно полночь будет, ты бороной прикройся и поглядывай на коней». Тот так и сделал. Смотрит и видит: маленький-маленький, беленький старичок подскочил к лошади, прыг на спину и полетел. Гонял-гонял по степи. Потом за вторую лошадку взялся, за третью, да ещё гривы им позаплетал. Обомлел мужик, слова сказать не может В себя пришёл, а уже рядом никого нет. Одни только кони измученные стоят
Наутро рассказал он соседу, что видел ночью. Подумал старик да и говорит: «Не держи ты этих коней, не держи. Не ко двору они тебе. Домовик их невзлюбил. Домовому что в хозяйстве не поглянется — изведёт обязательно». Подумал-подумал хозяин да и отвёл лошадушек опять на базар.
Животина не виновата, но за что её мучить. Если вот в новый дом кочуешь, то надо первой пускать кошку. Если кошка бежит да молчит, то в доме жизнь наладится добром, а если не идёт да мяукает — в этот дом лучше пока не заходить.

 



1 Худеют.

Ребёнок-головёшка

Некрещёного ребёнка нельзя ни на минуту без присмотра оставлять, следом надо дитя крестить. А одна бабёнка погордилась, что она не будет младенца крестить. Время идёт, а она и не подумала о ребёнке. Прошло уж лет восемнадцать, а она его всё на руках качает. Орёт и орёт, да ещё не растёт. Как был маленький, так и остался. Несёт она его на руках, а он орёт так, что закатывается. Женщина-старушка, вся в чёрном, по дороге шла, остановилась, посмотрела на них и сердито сказала: «Чёрта кормишь». И исчезла, как век не бывало.
Вот тогда-то мать о Боге вспомнила. Повинилась перед стариками, просила их молиться за дитё. Молятся старики, трудно молитва шла, но старались. Между молитвами дед старенький подойдёт, ударит дитя по лицу, да так раза на три. На третий раз ребёнок упал на пол, превратился в головешку. А из-за печки вышла молодая девушка, вся избитая. Пока старики молились, черти её за печкой били. Поняла мать: «На Бога обопрёшься, так не ошибёшься».

Ночной ягнёнок

Ночью дядя Тюня ехал в Уймон из Тихонькой верхом на лошади. Смотрит — ягнёнок на дороге бегает! Чо не подобрать? Всё одно пропадёт. Слез с коня, прихватил ягнёнка и поехал дальше. Проехал первый притор, конь идти не хочет: фыркает, подскакивает. Дядя Тюня диву даётся. Что же это такое? Взглянул, а у ягнёнка ноги-то по земле бороздят. Испугался, бросил он ягнёнка. Ягнёнок как захохочет — и исчез.

Святая иконка

Родители уехали, а молоденькую девку управляться дома оставили. Тоскливо — она и позвала подружек. Парнишки пришли, танцы затеяли. Все девки с женихами, а хозяйка одна. Взяла она иконку Миколы Батюшки и давай танцевать. И тут все увидели, что замерла она, оледенела. Родители приехали. Тошнёшеньки... И сами молились, и добрых людей просили. Нет, не помогает. Через три дня её отпели, только тогда она и ожила. Иконка-то святая, нельзя с ней играть.

Притча о Миколе Чудотворце

Убогий, бедный мужик пас у богатого скот. За работу ему мало платили. Греха не боялся хозяин. Не знал, видно, что дарово-то грех. Загнал мужик овечек к вечеру в пригон, домой отправился. Хозяин в этот день и не подумал с ним рассчитаться по совести. Идёт бедняк и думат, чем семью кормить. Смотрит -— ягнёнок! От отары отбился. Что делать? В отару гнать далёко, возвращаться надо. Подумал и решил: «Он мне мало заплатил, возьму ягнёнка себе».
Принёс он ягнёнка, накормил семью и решил: «Так легче жить». Хоть до этого сроду чужого не брал. Стал этим и промышлять, да ещё Батюшку Миколу просит постоянно: «Батюшка Микола, помоги». Люди догадались, чем он живёт, да за ним.
Бежал-бежал, совсем догоняют Видит — кони дохлые лежат. Он к ним и между рёбер спрятался. Люди-то его не увидели и мимо пролетели. Вылез он из костей кое-как живой и говорит: «Батюшка Микола, вот это вонь». Батюшка Микола отвечает: «А мне разве от тебя не вонько, не тошно было? Ты вороват, а меня же о помощи просил».

Сказка о Миколе Батюшке и сироте-парнишке

Жили три брата. Один брат помер, и остался у него лет семи парнишка. А братья-то торговали, в чужу страну ездили. Пришёл к ним парнишка да и говорит: «Возьмите, мол, меня с собой». Дядья сказали: «Возьмём». А сами обманули и уплыли от него. Парнишка в голос ревёт. И вдруг увидел: Миколу Батюшку плетьми дерут. Жалко ему его, он и спрашивает у людей: «За что это Миколу бьют?» Оказывается, взял мужик взаймы три рубля и поручился Миколой, а сам не отдал. Вот за это Миколу и драли.
Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу. Прибежал парнишка к матери и говорит: «Дай мне, мамонька, три рубля». Плачет да рассказывает, зачем ему деньги. Парнишка отдал за Миколу деньги, его и отпустили, Старичок Микола спрашивает у него, почто же он так горько плакал. Парнишка рассказал Миколе своё горе, а тот ему: «Таскай щепок на берег да иди спать». Парнишка так и сделал, а утром пришёл на берег, а на берегу корабль стоит. Поплыли они с Миколой и дядьёв догнали. Надо было дядьям разрешение на торговлю получить. Разрешение было на другом корабле, а там девка проклянённа сидела в колыбели и всех пожирала. Дядьям сказали: «Вот ночуете в одной избе с девкой — дадим торговать, не ночуете — не дадим». Смекнули дядья, что надо племянника к этой девке посадить.
Микола присоветовал парнишке: соглашайся, мол. Он и говорит: «Ночевать-то я ночую, но вы мне за это корабль отдадите». А Микола ему наказывает: «Я очерчу вокруг тебя три круга, а ты повернись к девке спиной, читай молитву и не оглядывайся».
Пришла ночь, кричит страшным криком девка, а парнишка молитву читает и не оглядывается. Как петух прокричат, пропала девка. Пришли утром косточки собирать, а он живёхонек. Пришлось дядьям корабль ему отдать. Корабль у парнишки, но охота ему самому торговать. Дядья уговаривают: «Ночуй у девки, так разрешим». Очертил Микола снова три круга и дал парнишке тростку-палочку, да наказал: мол, как она к тебе заскочит, то бей её между ушей тросткой. Он так и сделал. Как ударил девку тросткой, она и вскрикнула: «Ох, как долго я спала, да скоро встала». А у девки отец-то царь был и обещал: «Тот, кто девку разбудит, получит полцарства».
Царско слово не ворочатся. Пришлось царю парнишке полцарства отдавать. Поехала девка с парнишкой к его родительнице за благословением, и Микола с ними, не отстаёт. Ехали-ехали, Микола-старичок и говорит: «Чащу1 таскайте да костёр разжигайте». Натаскали они чащу, разожгли костёр да и толкнули девку в огонь. Запылала она, перегорела и как цветочек встала.



1 Хворост.

Микола Чудотворец

Шёл китаец на рынок и замерзал в чистом поле, стал на колени и просит: «Ой, русский Микола, святой Чудотворец, не оставь меня замёрзнуть в голой степи». И Микола помощь прислал. Смотрит китаец, подвода к нему идёт.
Говорят, что Икона святителя Николая есть и у китайцев, и у монголов. Её все знают.


На ярмарку с Миколой


Едет мужик на ярмарку. Полный возок товара всякого. Дорога... ухаб на ухабе, яма на яме, горка да пригорки. А на возу добра всякого полно, на ярмарку поехал. Как бы доехать, да ничего не растрясти. И просит он Миколу: «Микола Милосливый, ты мне пособи в пути-дороге. Батюшка Микола, пособи».

Так с Миколой он на ровную дорогу и выехал. Слез с воза, отряхнулся от ныли, отдышался маленько и снова поехал: «Но, Микола Милосливый, теперь-то я и без тебя доеду».
Не успел договорить — колесо впереди воза поскакало, и весь товар на дорогу вывалился.