Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

Красна речь притчей

Старики помнят и бережно хранят обычаи, обряды, предания, легенды, поверья и притчи. Даже короткая встреча с этими a_323 людьми позволяет понять, насколько они мудры. Свои рассказы перемежают пословицами, поговорками, диалектными словами. Они учат уважать старого и малого, с глубоким почтением относиться к родителям, быть радетельными хозяевами в своём доме.
Со слов Григория Гордеевича Огнева: «Девчонки соберутся прясть, которы на веретёшке прядут, которы как, но и вот начнёшь им врать, сказывать что-нибудь. Они бросают прясть да и слу-у-ушают... "Чо сёдни, — спрашивают у них дома, — мало напряли?" — "А там парни были, сказки нам рассказывали..."
Были и такие притчи, сказки, небылицы, что девки прясть и вовсе забывали».

* * *

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

(Продолжение. Начало см. Притчи с Алтая)

book_kuchuganova Мужик в деревне жил — горький пьяница. Ни одну рюмку не пропустит. Всё наокруг себя продал и пропил. Про совесть, семью давно не вспоминал. С хмелиной познаться — с честью расстаться.
Каждый день был как Христов оладушек. Голова болит, соображает, что бы ещё что продать. И тут, прямо перед ним, откуда ни возьмись —добрый молодец: «Что призадумался? Коли продашь что, то я куплю». Огляделся мужик, кругом голым-голо, подумал-подумал и выговорил: «Купи... Жену продам». Гость два рубля ему дал, но наказал, чтобы тот ему жену сам привёз. Зашёл мужик в избу и говорит жене: «Собирайся... Продал я тебя». Против воли мужа не пойдёшь. Заплакала, запричитала она, подошла к иконкам, стала молиться, просить Пресвятую Богородицу о помощи. Сердобольная Богородица пожалела горемычницу, сошла с иконки и усыпила её. Сама надела платье жены, взяла в руки лестовочку1 — собралась.
А тут и мужик на соседских быках подъехал, с пьяных глаз и не усмотрел, кто перед ним. Сели, поехали, волы тащатся еле-еле, кто же такому добрых даст. Но лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Ехали-ехали и заехали в тёмный-претёмный лес, в лесу — дом, в доме том располным-полно бесенят. Так и кружатся, так и кружатся. А среди них тот молодец, которому он жену продал. Присмотрелся мужик: «Господи, Батюшки! Да это же сатана». Обомлел мужик, последний хмель у него из головы вылетел. А Богородица взмахнула лестовочкой1, дом синим пламенем загорелся, как полыхнуло — и дом вместе со всеми чертями сгорел.
А мужик смотрит на Богородицу, сдогадался, кто перед ним, враз всю свою грешную жизнь вспомнил. Как подменили мужика: жену жалел, ни на пиво, ни на водочку смотреть не мог. 

1 Лестовка — лента для молитв.

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

(Продолжение.
Начало см. Притчи с Алтая  ,   Притчи с Алтая - 2)

a__330 Сочетай вас Господь!

Приехал зять в гости к тёще, а тёща зятя недолюбливала. Сели они за стол. Положила тёща им каши в чашку, а масличка только на дочерин бочок в чашку добавила. Зять крутит-крутит чашку да приговариват:
— Кака красива чашечка да ярка, цветочки-то красеньки, голубеньки... Ой баска!
Да масличком-то к себе. Тёща заметалась, не знат, что делать. Потом подбежала, схватила ложку, всё перемешала и говорит ласково-ласково:
— Да милы вы мои, живите дружно, ешьте вместе, сочетай вас Господь!

***

Калиновый кисель

Старики рассказывают побасенку про то, как молодуха училась калиновый кисель варить: «Раньше был такой закон, что жили все вместе, и вот свекровь, перед тем как уйти из дому, наказала снохе:
— Пока я хожу, свари калиновый кисель.
А молодуха не умеет его варить, но свекрови не хочет покориться, не спрашивает, как надо варить. Вышла на улицу, стоит. Видит — дедушка идёт. Она и говорит ему:
— Здорово живёшь, деданька, солёный калиновый кисель! А он ей в ответ:
— Да ты чо, доча? Кто ж солит калиновый кисель, его варят с мёдом ли, с сахаром...
Молодуха побежала радостная обратно в дом и такой кисель отбухала — у мамоньки за ушами трещало».

***

Вся семья за столом. Сын корит мать: «Чо-то, мама, у тебя опять хлеб не удался. Подъёму нет и сыроватый».
Мать отвечает: «Но, гак оно. Не шибко ловко квашня получилась. Хлеб-то Феня, жена твоя, стряпала».
Сын помолчал да вымолвил: «А. Феня... Но ничо. добрый вроде хлебушко».
Сухой полотенец
Вышла девка замуж, а ленива-то была. Утром встанет, полотенец мокрый, давно-то одним полотенцем вытирались. Пришла проведовать её родна мама, а та ей жалуется, что в мужнином дому, мокрым полотенцем вытирается. Пожалела дочку мать: «Мила ты моя, вставай пораньше, полотенец-то сухонький и будет». Невестка так и сделала. Свёкор со свекровью на неё не нарадуются.

Поперёшная жена

Жили-были муж да жена. И хорошо бы они жили, да жена угодила поперёшная. Всё наперекор, всё наперекор. «Назло мужу сяду в лужу». Замучился мужик. Бывало, скажет: «Бри-то», а жена твердит: «Стрижено». Ни уговорить её, ни убаить. Терпел он терпел, да понял: железо уваришь, а злой жены не уговоришь. Как с ней век коротать. Решил терпеть. Терпенье — половина спасенья. Думал-думал — жить нельзя, а раздумал¬ся — можно»
Как-то раз надо было им перейти через канавку1. Ни обой¬ти её, ни объехать, и вброд глубоко. Мужик огляделся и увидел жёрдочку, да и бросил её через канавку. Сам перешёл — сле¬дом жена. Идёт жена, на жёрдочке качается, руками машет. Муж зазаботился: «Упадёт ведь, утонет». Уговаривает жену: «Ты не пялься, иди аккуратно. Ведь упадёшь и утонешь». Да где там. Разве она будет слушаться, ведь она поперёшная, на то зло качается на жёрдочке. Бултых в воду. Утонула.
Заплакал мужик, жалко жену: так-то она ничо была, работяща, пригласительна, дом чисто вела. Пошёл искать вверх по речке. Люди спрашивают: «Что ты плачешь, кого ты ищешь?» Отвечает, что, мол, жена у меня утонула. Удивились люди: «Да ты чо, паря, иди вниз по канаве, её ведь по течению понесло». «Нет — отвечает он, — вы моей жены не знаете. Она поперёшная. Уж она непременно вверх поплывёт».


1 Небольшая, узенькая речка.

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

(Продолжение. Начало см.
Притчи с Алтая , Притчи с Алтая - 2,
Притчи с Алтая - 3)

Хитроумный пасечник


Пчела — тварь Божья, на свечи воск доставляет. Но иногда и пчёлы подворовывают. Повадились они к одному мужику на пасеку летать. Пришёл мужик к хозяину и говорит:
— Привяжи пчёл-то, лонись пакостили и нынче опять...
Тот промолчал, а пчёлы опять за своё. Сколько ни ходил мужик к пасечнику, всё без толку. Молчит хозяин.
Прошло ещё сколько-то времени, мужик опять идёт:
— Раз ты их не привязываешь, то я привяжу. И ушёл.
На другой день хватился хозяин, а пчёл-то дома нет. Кинулся искать, дошёл до того мужика, а у него аркан вокруг пасеки подвешен, а на аркане пчёлы гроздьями висят.
Смикитил хитроумный пасечник, что зря он в молчанку с таким человеком играть взялся. Виниться перед ним стал, а мужик отходчивый был.
— Ладно, — говорит, — иди домой.
Тот пошёл, а пчёлы гужом за ним полетели. Неповадно стало чужим мёдом пользоваться, а то ведь всю деревню своими пчёлами обворовывал...

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

Продолжение. Начало см. часть 1 , -2-3-4

b_087 Пегие кони

 
Богатый был мужик, много у него коней было, но богатый сытым не бывает. Ещё коней охота прикупить. Поехал мужик как-то на базар и увидел там лошадей. Ох уж кони так кони: сытые, ухоженные, шкура на солнце переливается. Кони-то пегие: то светло пятно, то темно пятно. Их Пеганками и звали. Мужик денег не пожалел и купил сразу трёх лошадей. Вся деревня ходила на них любоваться. И вдруг хозяин стал замечать, что кони нужнеют1 и нужнеют, а утром — будто возы на них возили стопудовые, в мыле все.

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

Продолжение. Начало см. часть 1 , -2-3-4-5

zakat_1 Кирики-Улиты1

Летом, в самый покос, есть праздник Кирики-Улиты. Празд­ник большой, грозовой, и празднуют его всегда двадцать вось­мою июля, праздник в числе2, работать нельзя. А у мужика сено подбыгало3 — край убирать надо. Про праздник и не вспомина­ет, коня запрягает. Откуда ни возьмись — незнакомая худенькая старушка. Спрашивает: «Ты далёко?» Мужик: «Да сено метать». А та ему: «А Кирики-Улиты». Мужик рассердился: а мне, мол, ваши Улиты-Мулиты нипочём. Баушка исчезла, а у мужика в этот день волки лошадь задрали.

На другой год опять Кирики-Улиты, опять баушка уговари­вала. А хозяин уехал, даже не оглянулся. Три матки сена сме­тал. Молния как полыхнула — ни одной не осталось, все три сгорели. Откуда что взялось. Небо чистое, грома нет. С тех пор мужик всё лето спрашивает: «Скоро Кирики-Улиты?»

Вот ещё случай в Уимоне был. Мужики в этот день сено метали. Погода хорошая, про праздник нe вспоминают. Маток наметали, сели обедать. А наглая сорока прямо в глаза лезет. И догадались же мужики: поймали сороку, привязали к хвосту бумажку и подожгли. Лети, мол. А та далеко не полетела, на са­мую большую матку села. Вот тебе и Кирики-Улиты. Грозовой праздник.

 


1 Кирик и мать его Улита — почитаемые в старообрядческой среде ранне­христианские святые, перенёсшие за свою веру мучения и казнь.

2 Каждый год в одно и то же время.

3 Подоспело.

***

a_374 Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

Продолжение. Начало см. часть 1 , -2-3-4-5-6

Параллельно: на uralmagnit.ru опубликован фильм "Кусочек старой Руси", снятый в Музее истории и культуры Уймонской долины.

Бог велел пополам делить

Собрались Господь, Святой Павел, Святой Пётр, и пошли по деревням они счастье делить. Смотрят: парнишка дом стро­ит, топор у него в руках так и мелькает. Подошли они к нему, а он им и говорит: «Там у меня в корчажке квас есть, попейте с дороги, а лучше к маме идите, вон туда... Она вас накормит и напоит». Накормила их мать, напоила — дальше пошли. Смо­трят — дом стоит, крылечко высокое. А на крылечке девка ле­жит, семечки пощёлкивает, крылечко грязное, и девка грязная, а пятки у неё но прямо чёрные-пречёрные. Спросили они у неё водички попить, хлебца чуть-чуть. Она и говорит: «Идите, заходите, я ногу подогну, пройдёте». Мать их накормила-напоила, девка чуть пошевелилась, они прошли.

Маленько отошли — опять девка встретилась, чистенькая вся, ухоженная, как веретено вертится, по хозяйству управляется.

Посмотрели Господь, Святой Павел и Святой Пётр и на ту девку: добра, приветлива, угостительна. Святые говорят: «Давай, Господь, счастьем наделять. Эту басенькую девчонку парнишке тому отдадим».

Не согласился Господь: «Если мы так делать будем, то люди Господа совсем забудут. Девку с грязными пятками парнишке отдадим. Приедет он с работы домой — от чего уехал, к тому и приехал. Ни одна работушка не тронулась. Всплеснёт муж руками да скажет: «О Господи, за что ты меня наказываешь?» Вот каждый раз и будет меня поминать, не забудет.

 ***

Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой b_138 "Притчи, бывальщина уймонских староверов"
Продолжение. Начало см. часть 1 , -2 , -3 , -4, -5 , -6, - 7

Параллельно: на uralmagnit.ru опубликован фильм "Кусочек старой Руси", снятый в Музее истории и культуры Уймонской долины.

Мужик с радостями

Шёл домой мужик с седлом и радостями. Тятя старый его спрашивает:
— Ты что-то рано домой? А конь-то где?
— Да отпустил его, трава хорошая, пусть ходит. Иду домой с радостями, жена обрадуется: пораньше домой пришёл.
И пошёл мужик дальше. И вдруг вернулся. Тятя старый его спрашивает:
— Ты чо, паря?
— Сам не знаю, вроде ничо не забыл и вернулся.
И так сколь раз. Вот уж походил он с седлом-то! Как будто ничего не забыл — и забыл. Закрутился совсем и взмолился:
— Отпусти ты меня, дедко, жена, дети ждут. Смекнул он, что с дедом придётся договариваться. Тятя старый усмехнулся в бороду и говорит:
— Да иди ты, иди, паря, я тебя не держу. И пошёл мужик домой с радостями.

strecalovsky-blagodatРусь... Россия... Родина...
Где берешь ты силы для жизни? Чем вновь и вновь возрождаешься? Все жестокое очеловечиваешь. Все низкое одухотворяешь. Во все вдыхаешь светлую Душу свою.

Убивали тебя, топтали, унижали, завоевывали... Все вынесла, выстояла, не сломалась. Не утратила Света своего.

Тихая песня твоя... задумчивый взгляд... бесконечное терпение.

Пресветлый Образ Богородицы, отдавшей Сына своего ради рождения Любви в человеческом сердце.

В чем сила твоя, Россия? В чем тайна твоя?

Может, пришло время заглянуть нам, детям твоим, в сердце свое и там найти все ответы?

Всей своей историей ты утверждаешь, что главное в жизни есть Любовь и что, именно, Любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из неё родится Вера и вся Культура духа.

ЛЮБОВЬ – сила твоя, Россия. Любовь - путь нашего возрождения и обновления.

Так понесем свою духовную природу, не соблазнимся чужими укладами, не исказим своего духовного лица искусственно насаждаемыми чертами. И станем творить свою жизнь и культуру именно этим духовным порывом.

Светом Любви будет построена грядущая Россия. Светом той любви, что каждый из нас найдет в своем сердце. И полетит эта светлая весть по всему миру. И новая, возрожденная Планета улыбнется звездной беспредельности.