vol-ga-i-mikula Россия начиналась не с меча,
Она с косы и плуга начиналась.
Не потому, что кровь не горяча,
А потому, что русского плеча
Ни разу в жизни злоба не касалась...

И стрелами звеневшие бои
Лишь прерывали труд ее всегдашний.
Недаром конь могучего Ильи
Оседлан был хозяином на пашне.

В руках, веселых только от труда,
По добродушью иногда не сразу
Возмездие вздымалось. Это да.
Но жажды крови не было ни разу.

А коли верх одерживали орды,
Прости, Россия, беды сыновей.
Когда бы не усобицы князей,
То как же ордам дали бы по мордам!

Но только подлость радовалась зря.
С богатырем недолговечны шутки:
Да, можно обмануть богатыря,
Но победить - вот это уже дудки!

Ведь это было так же бы смешно,
Как, скажем, биться с солнцем и луною.
Тому порукой - озеро Чудское,
Река Непрядва и Бородино.

И если тьмы тевтонцев иль Батыя
Нашли конец на родине моей,
То нынешняя гордая Россия
Стократ еще прекрасней и сильней!

И в схватке с самой лютою войною
Она и ад сумела превозмочь.
Тому порукой - города-герои
В огнях салюта в праздничную ночь!

И вечно тем сильна моя страна,
Что никого нигде не унижала.
Ведь доброта сильнее, чем война,
Как бескорыстье действеннее жала.

Встает заря, светла и горяча.
И будет так вовеки нерушимо.
Россия начиналась не с меча,
И потому она непобедима!

Эдуард Асадов
i-brodsky Иосиф Бродский
Анне Ахматовой

СРЕТЕНЬЕ

Когда Она в церковь впервые внесла
Дитя, находились внутри из числа
людей, находившихся там постоянно,
Святой Симеон и пророчица Анна.

И старец воспринял Младенца из рук
Марии; и три человека вокруг
Младенца стояли, как зыбкая рама,
в то утро, затеряны в сумраке храма.

Кленовый лист сел в мою ладонь...

Не убивайте Ангела в себе.
Не подрезайте, не ломайте крылья.
Не поддавайтесь алчной ворожбе,
сулящей Вам земное изобилье.

Пусть взор Его и горек, и суров,
когда сбиваетесь на путь порочный, -
но только Он дарует Вам любовь.
Он - Ваш связной с Небесным домом Отчим.

Он может Вас покинуть навсегда,
внезапно ощутив себя помехой!
Тогда так больно упадет звезда,
вибрируя в душе протяжным эхом.

И возликует сытое нутро,
пустую душу заполняя смрадом!
Ведь даже роскошь замков, царский трон
без теплоты душевной станут адом...

Не помогайте дьяволу в борьбе.
Не позволяйте мыслям злым гнездиться.
Не убивайте Ангела в себе!
Ему так трудно будет возродиться...

И если Вам надежда дорога,
что Ангел Ваш еще звенит крылами,
освободитесь из тенет врага,
скрепив союз меж сердцем и делами.

ДОЛЯ
(триптих)

1

Работаю -
как из последних сил,
как из последних дней
гляжу на вечность...
Прощанья миг мне голову вскружил...
Я обожаю вас -
случайных встречных!
Вы мне - никто,
но дарите сюжет,
улыбку,
взгляд, отравленный горчинкой...
Вы удивленно смотрите мне вслед
за то, что я люблю вас беспричинно...
А может,
мне видней из немоты,
из наготы покинутых селений -
нет ничего нелепее вражды,
нет ничего прекрасней откровенья,
как мелочны удача и успех,
как низменно стремление к богатству,
что не купить, как прошлогодний снег,
ни за какие деньги чувство братства?!.
Какое счастье -
возвращаться в дом
и возвращать долги друзьям и ближним,
не думая,
что твой последний долг -
склониться над родимым пепелищем!..

2

Я принимаю
этот мир!
Я обнимаю
этот воздух!
Я счастлива,
что так непросто
мне
счастьем
быть
твоим!.. 

3

Работаю -
как из последних сил,
как из последних дней
гляжу на вечность...
Но лишь с тобой
мне час рассветный мил.
И лишь с тобой
прекрасен каждый вечер.
Ведь, может,
мне и впрямь осталось жить -
вязанку дней спалив в короткий месяц?
Теперь,
когда я так могу любить,
когда мой мир так величав и светел?!.
Жизнь продымила на чужих кострах
(на свете инквизиторов немало!).
Сгорало все.
Сгорало,
даже прах
после себя порой не оставляло...
Но все живет упрямая душа,
в который раз восставшая из пепла!
Живу взахлеб!
Живу тобой дыша!
И за тебя опять готова в пекло!..
Но подо мной губительный огонь
ты гасишь милосердными руками...
Храни тебя, Господь,
Любимый мой!
Храни тебя души спасенной пламень!..

***

Источники: фото «Кленовый лист сел в мою ладонь...» на Яндекс.Фотках

стихи http://www.stihi.ru/2004/01/13-396

Страшен гул междуцарствий,
Но страшнее, когда
Не хватает лекарства
От греха и стыда.
И предать невозможно,
И уйти не дано:
Паутинною ложью
Затянуло окно. 

Но ты знаешь на ощупь
Свой единственный путь
В предрассветную кущу,
Что стоит где-нибудь,
Там готовы ответы,
Просветленны скиты –
Словом новозаветным
Откликаешься ты.

***

 Песня об Огне
прослушать/скачать

Не гляди , мой друг, не глядиOrion Deep Field
В темноту, что в глаза бросается!
Открывается впереди
Небеса там с землёй срастаются…

Над осенней тропой Земли
Духи носятся с гулким уханьем!
Чем-то полнятся эти дни, -
То ли стонами, то ли слухами…

Гулко хлопают и кричат,
Зацепить, оторвать пытаются!
Лишь благие сейчас молчат
Не шатаются. Не шатаются!

Не в тумане – в Огне нам жить!
Больше некуда нам продвинуться…
Что нам прошлое сторожить, -
В небо серое мы поднимемся!

Над глухой пеленой дождя
Небо звёздами, Радость светится!
- Там где Ты со Мной, - там и Я!
Как огню да с огнём не встретиться!?

Если хочешь лететь – лети,
Даже если весь мир шатается!
Открывается впереди!
Силы новые обретаются.

{youtube}XE8kRWXmAi0{/youtube}
{youtube}MBwJxoAswHE{/youtube}
{youtube}AkO1o7ExZAs{/youtube}

Д TolstoyAK руги, вы слышите ль крик оглушительный:
"Сдайтесь, певцы и художники! Кстати ли
Вымыслы ваши в наш век положительный?
Много ли вас остается, мечтатели?
Сдайтеся натиску нового времени,
Мир отрезвился, прошли увлечения -
Где ж устоять вам, отжившему племени,
Против течения?"

Други, не верьте! Все та же единая
Сила нас манит к себе неизвестная,
Та же пленяет нас песнь соловьиная,
Те же нас радуют звезды небесные!
Правда все та же! Средь мрака ненастного
Верьте чудесной звезде вдохновения,
Дружно гребите, во имя прекрасного,
Против течения!

Вспомните: в дни Византии расслабленной,
В приступах ярых на божьи обители,
Дерзко ругаясь святыне награбленной,
Так же кричали икон истребители:
"Кто воспротивится нашему множеству?
Мир обновили мы силой мышления -
Где ж побежденному спорить художеству
Против течения?"

В оные ж дни, после казни спасителя,
В дни, как апостолы шли вдохновенные,
Шли проповедовать слово учителя,
Книжники так говорили надменные:
"Распят мятежник! Нет проку в осмеянном,
Всем ненавистном, безумном учении!
Им ли убогим идти галилеянам
Против течения!"

Други, гребите! Напрасно хулители
Мнят оскорбить нас своею гордынею -
На берег вскоре мы, волн победители,
Выйдем торжественно с нашей святынею!
Верх над конечным возьмет бесконечное,
Верою в наше святое значение
Мы же возбудим течение встречное
Против течения!

[1867]

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.

Mikhail_lermontov Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.

К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.

Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.

Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.

И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.

И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Когда вода всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась любовь,
И расстворилась в воздухе до срока,
А срока было сорок сороков.

И чудаки еще такие есть,
Вдыхают полной грудью эту смесь,
И ни наград не ждут, ни наказанья,
И думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же неровного дыханья.

Я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву,
Я дышу и значит я люблю,
Я люблю и значит я живу.

И много будет странствий и скитаний,
Страна Любви - великая страна.
И с рыцарей своих для испытаний
Все строже станет спрашивать она,
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна.

Но вспять безумцев не поворотить,
Они уже согласны заплатить,
Любой ценой, и жизнью бы рискнули,
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал,
Потому что если не любил,
Значит и не жил, и не дышал.

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься, сколько не зови,
Им счет ведут молва и пустословье,
Но этот счет замешан на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви.

И душам их дано бродить в цветах,
Их голосам дано сливаться в такт,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться со вздохом на устах
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрестках мирозданья.

Я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву,
Я дышу и значит я люблю,
Я люблю и значит я живу.
{Rutube}0883b3db86a1017b482508a5786dbb27{/Rutube}