Материал из книги Раисы Павловны Кучугановой
"Притчи, бывальщина уймонских староверов"

(Продолжение.
Начало см. Притчи с Алтая  ,   Притчи с Алтая - 2)

a__330 Сочетай вас Господь!

Приехал зять в гости к тёще, а тёща зятя недолюбливала. Сели они за стол. Положила тёща им каши в чашку, а масличка только на дочерин бочок в чашку добавила. Зять крутит-крутит чашку да приговариват:
— Кака красива чашечка да ярка, цветочки-то красеньки, голубеньки... Ой баска!
Да масличком-то к себе. Тёща заметалась, не знат, что делать. Потом подбежала, схватила ложку, всё перемешала и говорит ласково-ласково:
— Да милы вы мои, живите дружно, ешьте вместе, сочетай вас Господь!

***

Калиновый кисель

Старики рассказывают побасенку про то, как молодуха училась калиновый кисель варить: «Раньше был такой закон, что жили все вместе, и вот свекровь, перед тем как уйти из дому, наказала снохе:
— Пока я хожу, свари калиновый кисель.
А молодуха не умеет его варить, но свекрови не хочет покориться, не спрашивает, как надо варить. Вышла на улицу, стоит. Видит — дедушка идёт. Она и говорит ему:
— Здорово живёшь, деданька, солёный калиновый кисель! А он ей в ответ:
— Да ты чо, доча? Кто ж солит калиновый кисель, его варят с мёдом ли, с сахаром...
Молодуха побежала радостная обратно в дом и такой кисель отбухала — у мамоньки за ушами трещало».

***

Вся семья за столом. Сын корит мать: «Чо-то, мама, у тебя опять хлеб не удался. Подъёму нет и сыроватый».
Мать отвечает: «Но, гак оно. Не шибко ловко квашня получилась. Хлеб-то Феня, жена твоя, стряпала».
Сын помолчал да вымолвил: «А. Феня... Но ничо. добрый вроде хлебушко».
Сухой полотенец
Вышла девка замуж, а ленива-то была. Утром встанет, полотенец мокрый, давно-то одним полотенцем вытирались. Пришла проведовать её родна мама, а та ей жалуется, что в мужнином дому, мокрым полотенцем вытирается. Пожалела дочку мать: «Мила ты моя, вставай пораньше, полотенец-то сухонький и будет». Невестка так и сделала. Свёкор со свекровью на неё не нарадуются.

Поперёшная жена

Жили-были муж да жена. И хорошо бы они жили, да жена угодила поперёшная. Всё наперекор, всё наперекор. «Назло мужу сяду в лужу». Замучился мужик. Бывало, скажет: «Бри-то», а жена твердит: «Стрижено». Ни уговорить её, ни убаить. Терпел он терпел, да понял: железо уваришь, а злой жены не уговоришь. Как с ней век коротать. Решил терпеть. Терпенье — половина спасенья. Думал-думал — жить нельзя, а раздумал¬ся — можно»
Как-то раз надо было им перейти через канавку1. Ни обой¬ти её, ни объехать, и вброд глубоко. Мужик огляделся и увидел жёрдочку, да и бросил её через канавку. Сам перешёл — сле¬дом жена. Идёт жена, на жёрдочке качается, руками машет. Муж зазаботился: «Упадёт ведь, утонет». Уговаривает жену: «Ты не пялься, иди аккуратно. Ведь упадёшь и утонешь». Да где там. Разве она будет слушаться, ведь она поперёшная, на то зло качается на жёрдочке. Бултых в воду. Утонула.
Заплакал мужик, жалко жену: так-то она ничо была, работяща, пригласительна, дом чисто вела. Пошёл искать вверх по речке. Люди спрашивают: «Что ты плачешь, кого ты ищешь?» Отвечает, что, мол, жена у меня утонула. Удивились люди: «Да ты чо, паря, иди вниз по канаве, её ведь по течению понесло». «Нет — отвечает он, — вы моей жены не знаете. Она поперёшная. Уж она непременно вверх поплывёт».


1 Небольшая, узенькая речка.